Обещанная история…  

16 Jul 2009


Родители развелись когда мне было 4 или 5 лет. В 6 или раньше мама познакомилась с отчимом (тут написав подумал, а как так быстро произошло?!? Неважно…), и примерно зимой перед 1 классом мы уехали в солнечную Украину. Помню, что это было на новый год, и взамен шикарной зиме и сугробам, я получил кучу размокшей глины под шелковицей, около забора и девочку в резиновых сапогах и странном синем плаще (Лида), где то даже были наши фотографии. Почему то я должен был обрадоваться всему этому, но наверное это было мое первое сознательное разочарование в жизни. Хотя уже тогда парень я был последовательный и мой первый сознательный выбор определил нашу с мамой жизнь на ближайшие 8 лет. Отчим посадил меня к себе на колени в зале в квартире у бабушки и дедушки, и мама спросила: «Сынок, ты хочешь что бы у нас был новый папа?!?», конечно 6 летний ребенок согласился, что бы папа был, но… В место папы, у меня появился отчим, вместо любящих бабушки и дедушки – баба Настя, а вместо любимой мною квартиры на 5 этаже – частный недостроенный дом, со всеми удобствами на улице. Но так как такую жизнь я выбрал самостоятельно, то смотрел я на все неудобства достаточно философски. К стати с отчимом отношения у меня на тот момент были правда не плохие, а сейчас я к нему отношусь на много лучше чем тогда, и наверное даже во многом ему благодарен, как ни будь напишу про отчима…

А рассказываю я про то как должны сбываться мечты…

Так вот с родным отцом я познакомился в 5 классе, опять же по предварительному согласованию со мной, мама решила познакомить меня с отцом, с чем это было связанно я сейчас ответить затрудняюсь, а на тот момент рабочая версия была – дети должны знать родных отцов!!! Помню только что отец не плохо зарабатывал по тем временам, был можно сказать в самом расцвете сил и до сих пор любил мою маму.

До того момента все воспоминание о папе у меня тщательно стирались, помню что фотографии где он был мама обрезала или выкидывала, события переиначивались. И к моменту возвращения отца в мою жизнь, я твердо был уверен в двух вещах – у него есть усы, и мы были в московском зоопарке, но толи это сон, то ли это правда я не знал. В памяти сохранилась наша с ним фотография, где я сижу на пони, но ее я найти не мог, и в существовании такой фотографии я убедился уже в очень сознательном возрасте, лет в 18 наверное. Еще я почему то думал, что он моряк, но вот в этом у меня уверенности не было абсолютно не какой, за то моряком был отец Алексея, и он мне много рассказывал про папину «морскую» походку. Поэтому идея с отцом моряком, мне очень импонировала, но то ли он был моряк, то ли капитан – это был вообще сложный вопрос. С мамой мы естественно все мои догадки не обсуждали.

По приезду к нему у нас была здоровая семья: мама, папа и я. У родителей была своя жизнь, а я был счастлив, что у меня есть оказывается счастливые родители. Жаль что все это длилось только летние каникулы и к сентябрю мы вернулись обратно в свою веселую жизнь с бесконечной стройкой, с ненавистным мне огородом и прочими неудобствами.

С тех пор я твердо знал, кто мой папа и что отца я люблю, и люблю не за что то, а просто потому что он у меня есть. Некоторые ожидания оправдались, а некоторые развеялись, но в общем я оказался во всем прав: когда родители расставались отец носил усы, был он капитаном 3 ранга и мы правда были в московском зоопарке. И это было оказывается не только моей тайной от мамы, но мама действительно не знала про зоопарк, может поэтому мое воспоминание так и осталось.

Потом в осенью седьмого класса мы уехали с Украины обратно в Тюмень. Мать развелась с отчимом. И отца я стал воспринимать не просто как, человека существующего где то за 4 000 км, а как реального члена семьи, который за какие то мелкие провинности впал в немилость к маме. И уже в 8 классе я кажется был у него еще в гостях, уже один и мы много разговаривали про то как он приедет в Тюмень и мы будем жить счастливой семьей. С этого примерно момента, ни какого кроме отца я рядом с мамой не видел и прикладывал все усилия, что бы навести мосты между ними. Примерно в это время родился девиз: «Отец должен жить с мамой, в Тюмени». И все что для этого требовалось, это просто приехать ему в Тюмень, сказать маме: «Света я тебя люблю и хочу что бы у нас была семья», а мама ответить: «Конечно, Саша, последние 10 лет я только об этом и мечтала, только стеснялась сказать».

С папой проблем не было, с его стороны было куча обещаний, море готовности, и он всегда говорил: «Если мама приедет в Нелидово, то у нас будет все хорошо», а вот с мамой были «не большие» проблемы, она пыталась донести, что ушла от алкоголика и не жалеет об этом, что они могут быть с ним просто друзьями, и что ее любовь прямо пропорциональна времени проведенному по раздельности умноженному на квадрат расстояния между ними.

Но слышать маму я не хо тел, а слова отца мне нравились их нужно было только подкрепить действиями и перенести из Нелидово в Тюмень. Все!!!

Так как мамино нежелание я воспринимал, как женское кокетство, а слова отца, как готовность к действию, и просто у него все как то не получалось приехать в Тюмень, то основной проблемой на пути к семейному счастью я видел географические противоречия. И вот если их устранить… И тут я проявлял наверное чудеса манипуляции, мать согласилась принять отца в гости, а тот в свою очередь начал давать обещания приехать: в начале когда я закончу 9 класс, потом в 10 когда они с мамой решат купить мне компьютер, потом на награждения, в многочисленных олимпиадах, потом на выпускной в 11, потом на зачисление в университет, а потом это просто превратилось в потом и все… без привязки к каким-то событиям.

По маминым словам отец пил всегда. Пил до их свадьбы, пил на свадьбе и продолжал пить после свадьбы. Она признавалась, что лучше мужчины в свете нет, если бы не пристрастие к алкоголю и алкоголизм во втором уже поколении, пил дед, пил отец и возможно что вся мужская линия пила и до какого колена не понятно. Дедовская любовь к зеленому змею носила более комический пример, ставилось как заслуга (он может выпить литр и не в одном глазу и прочие «веселые» истории), при всем при этом он добился очень весомого положения в городе, с 16 лет как взял под руководство колхоз, так и продолжал директорствовать, то училищем, то каким то предприятием, приглашали работать в министерство в Москву, но он отказался. Любимое выражение дедушки: «Онук, я пил, но головы не пропивал». Отец – это образец как пить не надо. Он мог заработать какую то солидную сумму денег за несколько дней и пить потом месяц, потратив не только деньги, но и связи с помощью которых он зарабатывал деньги. Потом он опять находил какие то источники доходов и опять все сливал. Однако был долгий промежуток в его жизни примерно в 3-4 года, когда он не капли в рот, вел бизнес с нашим родственником, однако после несчастного случая (был ли это несчастный случай для семьи не понятно до сих пор, но придерживая официальной версии – несчастный случай) и гибели последнего, он отказался вести дела один. Начал потихоньку попивать и потом это уже стал образ жизни.

В это время я начал работать. Начал зарабатывать. И я понял что я привезу отца в Тюмень, и как говориться в BBC: «не вопрос произойдет ли это или нет, а вопрос только в том – когда?!?». Пропорционально росту моих возможностей, я тратил на него свое время, приезжал к нему в Нелидово, вел увещевательные беседы, выводил из запоя, привозил в Москву и объяснял что стоит ему только захотеть, покупал билеты и вручал в руки, высылал деньги на билеты и т.д.

Он не приехал.

Все время находились какие то причины, иногда доходящие до абсурда: то он испугался когда шел на поезд и решил зайти к троюродному дядьке, который как раз приехал, а ему раз надо уезжать на всегда то надо попрощаться. Они попрощались, и у папы первый раз отказала печень. По телефону он объяснил: «Я так и знал что я чем то заболею… Видишь сын, а так бы ты со мной мучился…». Я на тот момент имел связи в одном из лучших медицинских центров в Тюмени и готов был поставить свой кошелек и свои возможности под флаг с девизом: «Отца – в Тюмень». Но не более качественная медицина, не привлекательная работа, не любимый сын, не любимая женщина, ни какие силы не могли его заставить самостоятельно выбраться дальше Рижского вокзала в Москве. До Тюмени оставалось еще около 2 000 км. так что его достижений казалось маловато и вот в прошлом году, я собрался с духом, собрался с силами, сел на машину и поехал в Нелидово.

Я приехал туда вместе с Сашами, в это же время туда должны били приехать мои двоюродные сестры, по совместительству его любимые племянницы. Такого Нелидово не видело лет 20, что бы Гуляевские внуки все собрались на даче, как это было принято 20 лет назад. И вот на током эмоциональном подъеме, я решил я выведу отца из запоя, приведу в человеческий вид и привезу в Тюмень, где его ждет хорошая счастливая жизнь…

7 лет я потратил на то что бы привезти его в Тюмень. И без результатно. Он приехал, начал здесь пить. И мама без моего ведома купила ему билет и посадила на поезд, поставив перед фактом. Мораль здесь такова – если человек не хочет менять свою жизнь, не надо к нему лезть со своими благими намерениями, в лучшем случае Вас ждет глубокое разочарование… До Нягани чуть больше тысячи км… Еще в два раза меньше чем было… Ни чего не напоминает?!? Только мой папа ICQ пользоваться не умеет и сотовая сеть дошла до туда только три года назад.

lj, Воспоминания