Кладбище.  

10 May 2008

Я приехал к маме. Тихо, спокойно без каких-то рассказов и проблем. Мы посидели за деревянным не большим кухонным столом, я… брат… мама... Все было уже собранно и только далматин не находил себе места, крутился под ногами, но и она потом успокоилась и легла. Мама: «Жди нас мы скоро приедем». Закрыли дверь, спустились. Я зашел в магазин, купил пачку сигарет. Несколько поворотов и мы выехали на объездную дорогу. Прямая дорога, хорошая погода, уверенная ровная работа мотора, но мы ехали спокойно, наверное даже медленно, нас обгоняли. Дорога идет почти прямо с плавными поворотами на право и один перекресток. Нам надо повернуть. Повернув начало щемить в груди. Горло чуть-чуть пересохло. Кладбище. Достаточно ровные ряды могил. У кого проще, у кого стоят монументы и даже небольшие могильные комплексы. Но… здесь люди такие какие они есть, ближе всего к самим себе, к окружающим. Без всяких масок и предрассудков. Проезжая по узкой дороге, задеваю боковым зеркалом зеркало припаркованной машины и спокойно едем дальше. Хозяин машины убирая могилку махнул рукой. Это город мертвых. Здесь нет ни страховых ни ГИБДД. Здесь каждый один на один со своим горем, со своей памятью.
Остановились. Вроде бы здесь. Да где то здесь, шестой столбик забора от поворота. Ходишь… Смотришь… Ищешь… Читаешь таблички… «Прости если сделали что то не так…», какая то не стандартная формулировка. А это ребенок, ему даже не было 2 лет. А вот могилка, аккуратная с заборчиком, с плитой и памятником, но какая-то большая ограда… Годы жизни 1940 – 2005. Милая, красивая женская улыбка… Понимаешь что скоро ограда уже не будет казаться большой, и вместо одного холмика будет два. Грустно… Вот и наши…
Бабушка наказала, что бы был крест. Простой деревянный крест и земля. «Хочу, что бы дышать легко было, что бы с верху ни чего не давило». Вот истинная свобода… Венки… Ленточки… «Дорогому дедушке от внуков». На прошлогоднее блюдце кто-то положил свежую карамельку. Спасибо. «Бабушка очень любила яблоки» - приговаривая мама, достает новые блюдца, новые рюмки. «Они очень любили чай»… Правда, у дедушки был свой рецепт заварки. Чай получался очень крепкий и вкусный. Курю третью сигарету… «Возьми кусочек, помяни»… Горло очень сухое и даже яблоко жуется очень тяжело. Время остановилось… Четвертая… Поднимаю голову и смотрю в небо… Оно сегодня чистое-чистое, без облачка, но солнце где то скрыто за березами и можно смотреть в бесконечную синеву. Глаза не устают, но становиться легче… Они бы очень расстроились, если бы узнали что я курю… Курить я начал в 20, дедушка с бабушкой умерли когда мне было 19. Пятая… они лежат рядом, под большой красивой развесистой березой. На холмиках проклюнулась молодая малина… Помню на даче бабушка ухаживала за малиной, а дедушка все хотел ее вырубить. А сейчас… У бабушки более высокая веточка, наверное даже двухлетняя, они не спорят. Они вместе. «Вот и меня положишь рядом, если разрешат, может между или в ноги». Боже… Тебе то куда??? Еще жить и жить! Шестая… «Вы идите я постою еще…» Уходя слышу как мать начинает рассказывать про свою жизнь, про меня, про брата… Наверно надо ее забрать… Возвращаюсь… «…думаю у него все получиться, а за меня не переживайте…», перебирает она губами. «Мама, поехали…» Седьмая…
Мы Вас любим!!!
lj